Метки

, , ,

В пятницу депутаты Госдумы приняли во втором чтении, а затем и в целом, активно обсуждавшийся общественностью прошлой осенью законопроект «О полиции», вкупе с изменениями в ряд других законов. При обсуждении поправок развернулась бурная дискуссия, однако, оппозиции не удалось отстоять свои предложения. В итоге превращение милиции в полицию поддержали 316 членов палаты, один воздержался, а против проголосовали 99 членов КПРФ и «Справедливой России».

Докладчиком по законопроекту выступил первый зампред профильного комитета, экс-зам Генпрокурора Владимир Колесников. Для начала он сравнил текущую реформу МВД ни больше ни меньше, чем с реформами Александра Второго в 1861 и деятельностью Столыпина.

Реформа за закрытыми дверями

Впрочем, если продолжить его метафору, то авторов нынешней реформы МВД ждет печальная судьба— как известно из истории, указанные реформаторы народом (самой активной в тот момент его частью) поняты не были и кончили жизнь насильственной смертью.

В то же время, докладчик попытался уверить коллег, что «проект, фактически, закрепляет и уточняет те полномочия, которыми в настоящее время наделена милиция. Никаких особых прав полиция не получает». По Колесникову, единственная новелла— это введение новых форм контроля за деятельностью полиции.

Он решительно остудил эмоции «контролеров»: «Давайте не забывать, что чрезмерная открытость, установление безграничного доступа общественности к методам и способам работы полиции, может не только снизить возможности по противодействию преступности, но и негативно отразиться на защите прав и интересов граждан». Открытость ставит под сомнение саму возможность оперативно-разыскной деятельности, считает Колесников, так что все поправки на эту тему неконструктивны.

«Предатель» или «защитник Конституции»?

Этим и подобными пассажами, как стало понятно почти сразу, докладчик отметал целые группы из поступивших ко второму чтению 600 поправок. Так, тема социального обеспечения МВД, как оказалось, «не относится к данному закону», поэтому и поправки по этим аспектам не проходят. Однако, депутаты потребовали отдельно обсудить и проголосовать почти сотню внесенных ими поправок.

Первым дали выступить депутату от ЛДПР Андрею Луговому, который пытался отстоять партийно-общественный принцип формирования общественных советов на местах (в тексте закона контролирующие советы будут формироваться самой же полицией). Однако, комитет отклонил предложение, мол, депутат хочет «излишне конкретизировать» этот аспект. Эту же тему попытались позже поднять депутаты от КПРФ, но и их ждал тот же ответ.

Депутат Владимир Улас от КПРФ предпринял последнюю отчаянную попытку сохранить название «милиция»— мол, полицейский, полицай— синоним слов «предатель», «каратель», «изменник Родины», и переименование подорвет уважение к МВД со стороны, в первую очередь, ветеранов. Колесников грозно заявил в ответ, что полиция— «необоснованно оболганная служба царской империи, добросовестно выполнявшая Конституцию». Столь вольная трактовка российской истории (основной закон появился в России всего за 10 лет до ее распада) осталась залом не замеченной.

За порогом концепции

Поправки других депутатов ждала та же судьба: Владимир Колесников хладнокровно отметал их с однотипными комментариями: «излишняя детализация нормы», «несвойственная полиции функция», «противоречит концепции».

Схожая судьба постигла и поправку, согласно которой у сотрудника полиции появилась возможность не становиться «крайним», отказываясь выполнять незаконный приказ начальника. Депутат Анатолий Аксаков предлагал дать сержантам и офицерам возможность обратиться «через голову» на более высокий уровень, поставив при этом в известность непосредственного начальника.

«Это не соответствует принципам субординации служебной деятельности!», – заявил Колесников, мотивируя отклонение. Теперь у полицейских останется одно законное право, чтобы не быть козлом отпущения— — подавать в суд на ведомство.

Комитет отклонил и массу поправок, которые касаются повышения довольствия, заработной платы, надбавок за особые условия и опасность службы полиции, а также дают полицейским (в перспективе) возможность получить жилье. Мотивировка одна: «это не предмет данного закона, учтем при внесении специального законопроекта уже в этом году». «Пока мы примем закон о социальной защите полиции, боюсь, разбегутся последние профессионалы», – заявил с места Аксаков.

Шаг вперед и три назад

Печальная судьба постигал и попытку коммунистов вернуть зависимость глав УВД в регионах от руководства этих регионов. Валентин Романов предлагал ввести «согласование с руководителем субъекта». Комитет отклонил эту попытку, не упоминая о том, к чему приводит сращивание правоохранителей с исполнительной властью на местах.

Гласом вопиющего в пустыне оказались и предостережения Геннадия Гудкова. Так, он обратил внимание депутатов на то, что полиция аккуратно, без лишнего шума, возвращает себе те полномочия, которые были за последние 1–1,5 года исключены по инициативе президента или под давлением общественности. Например, изымать документы и материалы в ходе оперативно-разыскных мероприятий, а не следствия, или участвовать в налоговых проверках по запросам налоговых органов. «Мы опять перегружаем полицию ненужными и совершенно излишними, избыточными функциями,— сокрушался Гудков.— Это приведет к отсутствию реального качества работы и реформы никакой мы не получим».

«У нас опять сотрудники МВД и экзамены принимают, и в налоговых проверках учавствуют, и инспектируют, и согласовывают.— говорил Гудков.— А кто будет бороться с преступностью?»

В то же время, «стойкость» докладчика от комитета по безопасности помогла отклонить и откровенно глупые идеи. Например, один из сенаторов предлагал ограничить «право первого звонка»— мол, задержанный может так предупредить сообщников. О том, как технически это выделить, сенатор, правда, не пояснил.

Заксобрание Краснодарского края намеревалось дать полиции право стрелять в случае «общественно опасных последствий» (сейчас в тексте— только угроза жизни и здоровью граждан или сотрудников), например, если «ночью кто-то хочет взорвать здание музея, где никого нет», как выразился один из коммунистов.

Таким порядком комитет отклонил все попытки думской оппозиции и других авторов поправок как-то изменить получившийся закон «О полиции». В итоге за документ проголосовали 316 депутатов (в основном, «Единой России»), против были 99 членов КПРФ и СР, один депутат воздержался.

Читать далее: http://www.gzt.ru/topnews/politics/-gosduma-dala-politsii-putevku-v-zhiznj—/345600.html?from=copiedlink

Реклама