Метки

,

ne_pizdi

Похоже, нанорепрессии постепенно избавляются от приставки «нано-«… В последние месяцы в Госдуму внесены два законопроекта, серьезно ужесточающие наказание за мыслепреступления.

4 августа Правительством внесен в Думу законопроект, ужесточающий «борьбу с экстремизмом» по двум направлениям.

Во-первых, предлагается ввести в УК новую статью — 282-3: «Финансирование экстремистской деятельности». Ее состав: «Предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг, заведомо предназначенных для финансирования экстремистской организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений экстремистской направленности либо для обеспечения деятельности экстремистского сообщества или экстремистской организации». Наказания варьируются по ч. 1 от штрафа в 300 тыс. руб. до лишения свободы на срок до 3 лет. Часть 2 той же статьи применима к использованию служебного положения. Тогда потолок наказания поднимается до 6 лет лишения свободы.

Напомню, что к «экстремистским преступлениям» у нас относятся все преступления по статьям 280 и 282; а признать экстремистской организацией, как показывают примеры ДПНИ и РОНС, могут любую организацию, деятельность которой не нравится властям.

Таким образом, если этот закон будет принят, то любой человек, помогавший деньгами какой-либо русской или иной оппозиционной организации (которую потом взяли да запретили) или, допустим, издавший за свой счет книгу (которую тоже потом запретили), будет иметь нехилый шанс отправиться за решетку.

Предложение это, по-видимому, прямо связано с тем, что в последнее время оппозиционная и, в частности, русская националистическая деятельность начинает пользоваться все большей народной поддержкой — и не только словесной, но и действенной: попросту говоря, налаживаются механизмы сбора пожертвований, и люди все больше и все охотнее жертвуют на общее дело. Лозунг «Русский, помоги русскому!» обретает материальное выражение, и солидарность становится реальностью.
На русскую солидарность и направляется этот удар. Помог политзаключенному? Прислал 500 рублей какой-нибудь русской организации? В тюрьму!

Второе предложение требует в статье 282 приравнять использование интернета к использованию СМИ. Это означает, что, если этот закон будет принят, любые «разжигательные» высказывания в интернете будут караться — в соответствии с ч.2 этих статей — только лишением свободы.

Т.е. любой человек, написавший в интернете что-нибудь неполиткорректное — будь то на форуме, в собственном уютном бложике, в Контактике, для всеобщего обозрения или под замком для пяти френдов — будет отправляться в тюрьму.
Если сейчас реальные сроки по 282-й — все-таки редкость (Душенов, Муртазин, кто еще? Несколько человек всего) — то, если этот закон будет принят, политзаключенные хлынут на зону толпой. Причем по большей части это будут не профессиональные агитаторы и пропагандисты, а обычные люди, «ляпнувшие» в виртуальном разговоре нечто неприятное для властей.

Закон этот уже одобрен Советом Федерации, и никаких препятствий для его принятия не предвидится.

И еще один подобный же законопроект внесен в Думу 11 октября президентом Медведевым. В нем наш прекрасный президент предлагает распространить ограничения на работу с детьми (которые сейчас касаются людей, отсидевших за серьезные уголовные преступления) на «экстремистов» — в частности, на осужденных по статьям 280 и 282. Если этот закон будет принят, то «бунтовщики» не смогут ни учить детей, ни лечить, ни обслуживать, ни в походы водить, ни вести исторический кружок, ни работать в детском спортивном клубе. Ничего не смогут. Хорошо хоть, рожать и воспитывать собственных детей им пока не запретили — видимо, это будет уже следующий этап.

Что же, остается сидеть и смотреть, как приближается этот удар — или все-таки можно что-то сделать?
Думаю, что, по крайней мере, можно побороться. Торпедировать нежелательный закон, пока он еще не принят, в принципе возможно. Один раз нам это уже удалось — правда, на уровне Мосгордумы: десятки возмущенных писем депутатам, кампания в прессе, подключились КПРФ и Общественная Палата — и проект «гоблинизации», выводящий экстремистские преступления из-под юрисдикции присяжных, остался похоронен где-то в бюрократических недрах и до Госдумы так и не дошел.
С проектами, которые проталкивают Путин и Медведев, бороться, конечно, сложнее.
Но, возможно, все-таки стоит попробовать.

Реклама