Метки

, , , , , , , , , , ,

Комментарий фотографа Криса Арнада: «Я публикую истории людей так, как они были рассказаны мне. Я не журналист, я ничего не проверяю, просто слушаю. Очень легко каждый день жить в толпе людей и не искать, не исследовать удивительное разнообразие историй, предлагаемых обществом. Также очень легко игнорировать других. Мы не ищем этих людей, не говорим с ними, мы просто создаем собственное суждение, ограничивающее наш взгляд на мир. Своими фотографиями и прилагаемыми к ним историями я надеюсь показать, что в нашем обществе каждый человек, независимо от его положения, несет в себе какую-то ценность».

1157 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

1. Ванесса, 35 лет, трое детей и муж-наркоман. Она «слетела с катушек, начала употреблять героин», когда у нее отобрали детей и отдали бабушке. Наркотики привели к тому, что она стала бездомной и вышла на панель. Ванесса выросла на Артур Авеню в Бронксе, но теперь обитает в Хантс Пойнт, «пытаясь пережить очередной день. Любым способом». Она стояла на холодной улице, где бродила в поисках хоть какого-то занятия. Несмотря на холод на ней были сланцы. Она курила в компании двух ее подруг. Когда я спросил, как ее описать, ее подруга Мэри Элис сказала: «Она самая добрая женщина из всех, кого я знаю. Она отдаст вам последнюю рубашку, если, конечно, она на ней будет». (Chris Arnade)

2105 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

2. Кларенс «Мусорка» — так называют пустырь на другой стороне промышленного квартала в Хантс Пойнт. Именно здесь обитают многочисленные наркоманы, которые проводят большинство своего времени тут же сплетничая и покуривая травку. Они привозят сюда свои тележки с собранным добром, чтобы потом продать его на ближайшем складе металлолома. Кларенс живет здесь уже 40 лет, после того как еще подростком уехал из Северной Каролины. Я долго разговаривал с Кларенсом, который когда-то работал дальнобойщиком. Его наркозависимость привела к потере работы, дома и проблемам со здоровьем. Но рассказывая это, он не казался рассерженным, печальным или расстроенным. (Chris Arnade)

375 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

3. Под ледяным дождем и ветром Принц тащил за собой по улице старый кондиционер. Выйдя из тюрьмы (2,5 года за наркоторговлю), он потерял дом и теперь ночами собирает металлолом, чтобы к утру обменять его на наличку. Деньги обычно тратит на героин, из-за которого уже трижды сидел в тюрьме. Принц был старшим в семье из 17 детей. В детстве сосед пытался его изнасиловать, что Принц понял только потом, когда повзрослел. Несмотря на свое состояние, он был очень вежлив и оптимистичен. Когда я спросил его, как его описать, он сказал: «Только не надо про наркотики. Скажи, что я вышел из школы и уже заканчиваю колледж». (Chris Arnade)

452 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

4. Синтия, 46 лет. Начала работать проституткой в 13 лет. Сбежала, когда жизнь с матерью в Бруклине не заладилась. «Я не хотела ее слушать. Она не уделяла мне достаточно времени». За свою жизнь Синтия родила 15 детей, 11 из которых еще живы. Ее младшему 16 лет, старшему – 30. Мы говорили о юных проститутках в Хантс Пойнт, и она сказала: «Хантс Пойнт уже не тот, что был раньше, когда девочки держались вместе. А потом появился кокаин и героин, который все испортил. Вон, видишь девочку? У нее не было выбора, и это неправильно». На вопрос, как ее описать, ответила: «Честная. Так и есть. Я всегда говорю правду». (Chris Arnade)

544 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

5. Сюприм увидел, как я фотографирую и попросил сфотографировать его с собакой, которую он назвал Обама. Когда я спросил, почему он показывает в камеру средний палец, он ответил: «Это тем, кто будет меня осуждать». Тогда я спросил: «А кто ты?» и он ответил: «Сраный наркоман». (Chris Arnade)

644 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

6. Я волновался, что больше не увижу Диану. В прошлый раз, когда мы разговаривали, нас прогнала полиция. Когда мы снова встретились, она извинилась и предложила продолжить разговор. Увидев, как она стоит на холоде в ожидании клиентов в канун Рождества, мне стало не по себе, а вопрос полицейских «Зачем тебе вообще фотографировать эту страшилину?» взбесил еще больше. Когда я фотографировал Диану, чувствовал себя неважно. (Chris Arnade)

744 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

7. Я шел по длинному переулку, фотографируя все подряд. Потом я увидел Генри, а он – меня. Наши глаза встретились, и он попросил сделать его портрет. На вопрос, чем он занимается, он ответил: «Я попрошайка, сэр». На улице он живет вот уже около 20 лет, с тех пор, как пристрастился к кокаину. Я преподавал английский в Гарлеме, потом моя мать умерла и оставила мне кое-какие деньги. А я спустил все на кокаин. Потерял работу, семью, все». (Chris Arnade)

843 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

8. Соня, 46 лет, мать пятерых детей и наркоманка, «торгующая телом за наркоту». Она была умна, вежлива и с хорошо поставленной речью. Она рассказала мне и моей подруге Нине о своей долгой борьбе с зависимостью. Соня начала употреблять, когда ей было 22, тогда у нее было трое детей, а работала она на двух работах. Она стала проституткой, меняя секс на наркотики. Когда мы спросили ее, сколько ей нужно денег на наркотики в день, она сказала: Как можно больше. Я не могу остановиться. Я получаю деньги, иду и покупаю препараты, курю, расслабляюсь на полчаса. А потом мне хочется еще. Это замкнутый круг». Рядом с ней есть «кое-кто», он живет с ней уже 17 лет, не курит, не пьет, не принимает наркотики. Со слезами на глазах она рассказала нам о восьмилетнем периоде, когда она не принимала наркотики. «Я пошла на программу матерей и детей, все было хорошо. Я получила работу, чувствовала себя хорошо, у меня были деньги». Она снова пристрастилась 4 года назад. На вопрос, как ее описать, сказала: «Я хороший человек с ужасным заболеванием. Если бы у меня были все деньги мира, у меня были бы все наркотики мира». (Chris Arnade)

942 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

9. «Я стала проституткой поздно, когда мне был 31 год, — говорит Мэри-Элис. – Я пристрастилась к наркотикам, потеряла работу, мне нужны были деньги. Когда-то у меня был сутенер, но больше нет». На вопрос, как ее описать, ответила: «Афро-американская женщина, наполовину уроженка Ямайки, мать двоих прекрасных детей. У меня трудные времена, но я делаю то, что должна делать». (Chris Arnade)

1040 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

10. Когда я его встретил, Нельсон тусовался с Мэнни и другими обитателями приюта для бездомных. Нельсон вырос в Бронксе, борется с алкоголизмом еще с подросткового возраста. Он потерял работу, дом, семью. Как Нельсон заявил, он нашел умиротворение в бутылке. (Chris Arnade)

1158 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

11. Когда я увидел Крис а Бишопа, он пил у магазина. Его история такая: в 13 лет он убил своего отца – ударил ножом, когда ему надоело терпеть оскорбления и побои. Следующие 18 лет провел в исправительных учреждениях. «Напиваясь, отец свешивал меня через подоконник с восьмого этажа и угрожал, что отпустит. Он все время бил меня и мою мать. С тех пор я пью. Чтобы забыть все это». На вопрос, как его описать, ответил: «Я такой же человек, как все». (Chris Arnade)

1240 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

12. Я зову его Луи, но не уверен, что это так. Луи не может пробормотать и пары слов, часто плачет. Он отказывается идти в местный приют или клинику. Вместо этого он спит где попало, а днем курит и просит милостыню. Я волнуюсь, что мои фотографии могут ввести вас в заблуждение. Фото не могут передать боль, страдания и отчуждение, которое вызывает героин, кокаин или даже фляжка с виски. Иногда достаточно покурить или выпить с плачущим пьяницей, чтобы вспомнить, что может сделать с вами наркозависимость. (Chris Arnade)

1336 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

13. И снова Луи. (Chris Arnade)

1432 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

14. Джона выпустили из тюрьмы 2 недели назад. Он отсидел 20 лет за распространение наркотиков и избиение офицера полиции. Он был вежлив и очень разговорчив. В тюрьме ему поставили диагноз «шизофрения». «Мне страшно, в тюрьме меня кормили три раза в день, и у меня была кровать. Я не вернусь туда, больше не буду торговать наркотиками, но я скучаю». (Chris Arnade)

1531 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

15. Родители отказались от Майкла, он же Шелли, потому что он оказался геем. Он обратился к проституции: «Я оказался на улицах, и это был самый легкий способ выжить». Деньги он тратит на крек и героин. На улицах он переодевается в женщину, и большинство его клиентов не знают, что он мужчина. У него также есть клиенты-геи, которые женаты на женщинах, и которых он держит в секрете. Его отец тоже был наркоманом. В детстве его изнасиловали. Когда он рассказал родителям, они во всем обвинили его. «Если бы ты не был геем, этого бы не произошло». Когда я спросил, могу ли опубликовать его историю, он согласился, а его друг добавил: «В этом ничего особенного нет. Такое есть везде. Даже хуже». (Chris Arnade)

1628 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

16. Только на следующую ночь я наткнулся на Майкла в образе Шелли. Его арестовывали 156 раз. В основном, за проституцию, а также за наркотики и подделку кредитной карточки. Если за ночь он заработает 30 баксов, сможет позволить себе номер и героин. В противном случае ему придется работать всю ночь и спать где попало. (Chris Arnade)

1727 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

17. Ламар, 44 года, живет в маленькой комнатке в заброшенном здании с несколькими наркоманами. Пристрастился в ранней юности. Последние 20 лет борется с зависимостью. Не раз сидел в тюрьме и был в реабилитационном центре. Пытался покончить с собой – один раз, выпив дезинфицирующее средство, второй раз, порезав вены на запястье. «Я стараюсь все наладить. Да, я зажат в тиски, но стараюсь все наладить». (Chris Arnade)

1825 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

18. И снова Ламар. Он делает разную работу в местных магазинах, за что они помогают ему продержаться. (Chris Arnade)

1924 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

19. Бывший боксер из Коннектикута, а теперь наркоман, живущий в приюте для бездомных. Это Мэнни, и его карьера закончилась, когда после нескольких ударов и ранений его правый глаз потерял способность фокусироваться. Потеряв основное занятие и не умея ничего другого, он оказался без дома и пристрастился к героину. Когда я вернулся, чтобы отдать ему его снимок, мне сказали, что его выгнали из приюта для бездомных по обвинению в воровстве. С тех пор я его не видел. (Chris Arnade)

2023 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

20. Натали, 41 год. Выросла в строгой итальянской католической семье в Вестчестере. С 15 лет «балуется героином и кокаином». У нее взрослый сын, который уже пошел в колледж. Его воспитывают бабушка с дедушкой. Она рассказала много историй о том аде, который приходит с наркотиками. Несколько лет назад, после целой недели принятия наркотиков, она окончательно зашла в тупик. Ее друг болел СПИДом. Они вместе кололись, она взяла иглу и вколола себе героин. «Я хотела заразиться СПИДом. Ну что за бред? Тогда я сказала себе: Натали, ты дошла до ручки». В итоге у нее нет СПИДа, зато есть гепатит С. Выпив суп из пакета, она прошла не один дом, прежде чем выбросить его в мусорку. «Я хоть и бездомная, но никогда не мусорю. Никогда». (Chris Arnade)

2127 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

21. Пэм, 46 лет. В 11 лет ее изнасиловали, а в 12 она начала принимать наркотики. Мать троих детей (самому младшему уже 25) она осталась одна – семья от нее отказалась. Отец ее детей умер «слишком рано», оставив ее одну. Теперь она бродит по улицам Хантс Пойнт, пытаясь заработать денег на героин. Сидя в тюрьме (4 года за ограбление), она написала серию детских книг (26 – на каждую букву алфавита) и теперь мечтает их опубликовать. (Chris Arnade)

2225 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

22. Диана сбежала из дома в 20 лет. Ее сутенер пристрастил ее к кокаину, который она недавно забыла. Теперь она живет в приюте, а дни проводит на заправке для грузовиков на углу. Она мать троих детей, которые живут в Аризоне с бабушкой. Она пытается звонить им, как можно чаще. На вопрос, как ее описать, ответила: «Я хороший человек. Я никогда никого не обижала. Я просто стараюсь прожить». (Chris Arnade)

2321 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

23. И снова Принц. Он спросил меня, что ему делать дальше, я посоветовал реабилитационный центр. Но он сказал, что у него два серьезных нарушения, так что его не возьмут. Первое – за то, что находился на игровой площадке, не имея детей (он там спал), второе – за то, что писал в общественном месте. (Chris Arnade)

2418 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

24. И снова Диана. (Chris Arnade)

2516 Истории наркозависимых в южном Бронксе (Часть 1)

25. И снова Сюприм. В Хантс Пойнт все знали Сюприма, но никто не знал, где он живет. Когда я, наконец, нашел его, чтобы отдать первую фотографию (с Обамой), он радостно обнял меня. Стильный и гордый, он настоял на том, чтобы я сделал еще несколько фотографий. С момента первого снимка он успел полежать в больнице (грыжа), пока его не было, у него забрали все его вещи, а Обаму отвезли в приют. (Chris Arnade)