Метки

,

Отдыхающие на побережье Римини, или приезжающие в Эмилью Романью по делам, не обходят стороной Болонью.
Вроде бы прозаический город, испорченный последние годы арабами и нищими, на удивление пустеющий в центре по вечерам, Болонья никогда не была знаковым местом для туристов.

Я не говорю о продуктах и кухне, я не говорю о престижном университете (вокруг которого по вечерам слоняются толпами наркоманы- увы!) я не говорю о давней и славной истории болонской независимости посреди папских земель.
Просто при мысли посмотреть что-то интересное дорога путешественника лежит обычно дальше- в Феррару или Парму.

  

Я писала уже о Болонье, о храме Сан Лука на холме, о храме Сан Петронио, но в целом для меня Болонья- это город, где можно хорошо поесть, даже просто накупив в лавочках потрясающих сыров и мясных изделий- кажется, ни в одном другом городе нет такого изобилия… или по магазинам пробежаться.
И все же… и Болонья таит немало сюрпризов. Было бы желание покопаться в книгах, послушать рассказы..  И поднять взгляд с тротуаров на полустершиеся гербы, украшающие стены её палаццо.

Говорят, что на свете есть два мистических города, хранящих тайны древних учений, сплав арабских, еврейских и европейских древних знаний сделал таковыми Толедо и Прагу. Иногда к ним- более скромно- добавляют Жерону.
А болонцы, как это не удивительно, добавят-  и Болонью.
Говорят, что у города Болонья есть древняя магическая история и традиции, уходящие корнями в глубокое средневековье.

В Болонье рассказывают о призраках, о Веселых всадниках, говорят что по городу разбросаны тайные нумерологические знаки, а на улице Галльера, вот в этом самом палаццо Фиббия, мимо которого мы спокойно пробежали бы ни один раз, жила семья Фиббия Кастракани,  создателей ни много ни мало —  карт Таро… (Хотя кому только не приписывалось их создание!)

Интересно, что в отличии от Праги или Толедо, которые, вроде как, не определяют своей принадлежности к тьме или свету, болонья всегда позиционировала себя как город белой магии- может, именно поэтому так теплы и разноцветны её улочки…

Мне с самого первого приезда Болонья представлялась доброй и очень старой синьорой…  Оказывается- не напрасно.
А пока-  о любви.

Хотя Верона и город любви,  хотя настоящие Ромео и Джульетта жили вообще далеко от севера- в Сиене (об этом я расскажу после приезда из Вероны J ) – но и  Болонья гордится похожей историей.

Гвельфы и гиббелины сплотились вокруг семей Джеремеи (Гвельфы) и Ламбертацци (Гиббелины).
Семья Галлуцци была основными приверженцами Джеремеи, а семья Карбонези была их непримиримыми врагами.  И, как обычно и происходит в таких случаях, Вирджиния Галлуццо и Альберто Карбонези полюбили друг друга и тайно вступили в брак.
Отца невесты, открывшего тайну, вместе с его свитой убил молодой супруг а безутешная Вирджиния повесилась над балконом дома Карбонези.

А вот  о  другой паре- из основных воюющих семей- Имельде Ламбертацци и Гаэтано Джеремеи, не забыл Доницетти,  местный поэт Грегорио Казали сочинил поэму, на болонском диалекте- «Bulògna travajâ из guêrr zivil Lambertazz и Geremì» напечатанную в 1827.

  

Пройдитесь по одинаковым на первый взгляд немного закопченным болонским улочкам- они с удовольствием расскажут свои истории.