Метки

, , , , , ,

Наталья Поваляева родилась в Минске (Республика Беларусь) в 1971 г. Посещала художественную студию под руководством заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь Василия Сумарева.
Окончила филологический факультет Белорусского государственного университета С 1998 г. по настоящее время — штатный преподаватель кафедры зарубежной литературы Белгосуниверситета.
В 2003 году защитила кандидатскую диссертацию по теме «Полифоническая проза Вирджинии Вулф». Имеет свыше 30-ти научных публикаций.
А ещё она рисует. Тонкие, парадоксальные и добрые истории в графике. Мне лично немедленно вспомнился Эдвард Лир и его лимерики. Сама Наталья в интервью livebooks, правда, замечает: «Говорить о влиянии (Лира), как мне кажется, не совсем верно, ведь любой предыдущий опыт, так или иначе, влияет на формирование манеры, стиля, взгляда. Важным для меня стало знакомство с творчеством Бердслея, не узнай я о нем, вряд ли бы я стала заниматься черно-белой графикой. Глубинное влияние оказал Босх.»

Книжная графика Натальи Поваляевой

Работ Натальи я покажу вам немного, ибо испытываю неловкость перед автором, вырывая иллюстрации из контекста. (в том же интервью она и сама говорит, что «нужно просто все время помнить о том, что, как бы ни были хороши иллюстрации, они именно иллюстрации, то есть нарисованы к конкретному тексту и инспирированы им.»)
Всем заинтересовавшимся следует отправиться в ЖЖ автора и насладиться полноценно.

Но коль уж моё знакомство с Натальей началось с нижеследующего рисунка, непременно добавлю авторский текст:
«Занимательное пуароведение продолжается.
Как известно, в образе писательницы детективов Ариадны Оливер Агата Кристи создала ироническую версию себя самой. Причем ирония проявляется не только в описаниях внешности или манер героини, но и в заглавиях ее произведений: The Dying Goldfish, The Affair of the Second Goldfish (первая, видимо, таки померла!), The Cat it Was Who Died, The Death in the Drain Pipe и т.п. А вот в недавно упоминавшейся мною «Третьей девушке» фигурирует роман миссис Оливер под названием, пленившим меня окончательно и бесповоротно — Lady Don’t Fall Backwards (в русском дубляже фильма, снятого по этому роману, заглавие звучит еще смешнее, чем в оригинале — Дама, не падайте навзничь).
Ну и вот — не удержалась, нарисовала обложку к этому воображаемому роману. Здесь ваки как бы говорят героине: Дама! Не падайте навзничь, пожалуйста! И понятно, почему они так говорят.»

Книжная графика Натальи Поваляевой

(Ваки, это придуманные художницей маленькие существа, сопровождающие большинство её работ. А обратила я нечаянное внимание на рисунок, потому как полсуток тому имела сомнительное удовольствие самой упасть , только не реверсом, а аверсом, и две маленькие девочки (!) заботливо спрашивали, не больно ли мне. Kaggy)

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

Из новой книги «Эликсир князя Собакина»

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

На черной ветке
Ворон расположился.
Осенний вечер. ©Мацуо Басё

Книжная графика Натальи Поваляевой

Желтый лист в ручье.
Просыпайся, цикада,
Берег все ближе. ©Мацуо Басё

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

Путеводитель по Лондону полностью здесь

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

Алиса, очень странная девочка

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

серия «Лондон»

Книжная графика Натальи Поваляевой

будки с человеческим лицом, так сказать.
это старая мудрая (и добрая) будка, она помогает звонящим формулировать свои мысли правильно, чтобы наилучшего эффекта достичь. заходит в такую будку какой-нибудь косноязычный дядя, который вне будки и трех слов не свяжет, а в будке в нем пробуждается легкость и изящность речи.

Книжная графика Натальи Поваляевой

а это нервная будка, она все время следит за тем, как долго говорит звонящий. если больше двух минут — прерывает разговор (и монетку, естественно, не возвращает)

Книжная графика Натальи Поваляевой

а это будка, которая иногда спит, и пока она спит, телефон в ней не работает. но все равно в нее можно зайти — почитать телефонную книгу, например, ну, или просто так — постоять.

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

Это — питерский «Дом книги»

Книжная графика Натальи Поваляевой

А теперь предпятничное развлечение: не новая, но занимательная серия ЖЗЛ, посвященная зарубежным и русским писателям и снабженная филологичными и забавными пояснениями:

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Николай Васильевич Гоголь читает носу отрывки из «Мертвых душ»
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

к писателю Стендалю пришли в гости Красное и Чёрное
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

французский поэт Шарль Бодлер подкармливает цветы зла
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Антуан де Сент-Экзюпери и Большой Принц
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писательница Астрид Линдгрен вяжет длинный чулок

 

Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Эрнест Хемингуэй прощается с оружием
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

американский классик Фрэнсис Скотт Фицджеральд томится в нежных объятьях ночи
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

английский писатель Оскар Уайльд пишет портрет прекрасного юноши Дориана Грея
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Чернышевский насылает на Веру Павловну Четвертый Сон
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

поэт Игорь Северянин пытается приготовить ананасы в шампанском
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

кукольный дом — тайник Генрика Ибсена. знаменитый драматург прячет от жены бутылочку шампанского
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

бельгийский драматург Морис Метерлинк пытается поймать синюю птицу
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Уильям Голдинг повелевает мухами
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Максим Горький робко прячет тело пИнгвина
Книжная графика Натальи Поваляевой
великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин выгуливает Учёного Кота
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель и драматург А.П. Чехов продает продукцию своего подсобного хозяйства
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Гессе играет в бисер
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Набоков играет в шахматы с Лужиным (Лужин защищается)
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Франц Кафка превратился в жука и играет с нафталиновым шариком
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Энтони Берджесс мастерит заводной апельсин
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писательницу Этель Лилиан Войнич укусил овод
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

поэт Борис Пастернак отмечает наступление февраля
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель и поэт Редьярд Киплинг сгибается под бременем белого человека
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

поэт Владимир Маяковский ищет свой паспорт в широких штанинах
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

французский поэт Артюр Рембо посещает офтальмолога (рождение замысла знаменитого сонета «Гласные»)
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Майн Рид создает образ для будущего произведения
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

знаменитая поэтесса Анна Ахматова увидела на столе забытые хлыстик и перчатку и сочиняет про них стихотворение
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

поэт Пушкин тащит кружку, чтобы выпить с няней и развеселить сердце
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

няня, добрая старушка, спешит навстречу Пушкину
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

американский драматург Эдвард Олби боится Вирджинии Вулф
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

английская писательница Мэри Шелли и доктор Франкенштейн ставят Гомункулусу дифдиагноз
Книжная графика Натальи Поваляевой

 

писатель Лев Николаевич Толстой одиноко вспахивает пашню в окрестностях Ясной Поляны, а крестьянин наблюдает за барином с ироничной улыбкой на устах